История Компании
SEMIN, лотарингская семья и ее предприятие прошли через два столетия и три войны
Наш регион, ставший французским с середины XVII века, вместе с Эльзасом наиболее пострадал от последствий конфликтов между Францией и Германией. В 1871 году Мозель стал немецким, в 1918 году он вернулся к Франции, затем, в 1940 году снова стал частью Германии, а в 1945 году – Франции. Эти конфликты вызвали очень зна-чительные перемещения населения: сотни тысяч жителей Лотарингии убежали из Мозеля, из них половина – безвозвратно, значительная часть на-селения немецкого происхождения обосновалась там во время последующих оккупаций, а часть осталась навсегда. Наконец, при каждом возвра-щении к Франции жители других французских ре-гионов прибывали в Мозель на постоянное место жительства.
Вследствие всех этих событий мозельские пред-приятия пережили череду конфискаций и расхи-щений производственных активов и имущества, массовые увольнения работников, после которых они каждый раз поднимались с неизменным мужеством.
Они принимают на работу торговцев для того, чтобы удержать и расширить круг своих покупателей.
В 1985 году, когда в АО Semin появился Жан-Марк Ирцман, главный инженер, предприятие насчитывало 16 человек, задействованных в производстве. Главный упор был сделан на научные исследования и развитие, контроль качества. Расширение ассортимента направлено в сторону продукции, имеющей более высокую добавленную стоимость, такой, как подготовительные и полировочные шпатлевки. Они принимают на работу торговцев для того, чтобы удержать и расширить круг своих покупателей.
Колыбель семьи Semin находится в Абонкуре. В 1838 году Жан-Луи Семин, учитель, открывает гипсовое производство. Первый гипсовый завод был построен в Абонкуре в 1848 году. Гипс, добываемый поблизости, обжигали в печах, затем измельчали вручную. Жернова, работающие по началу с помощью лошадей, впоследствии – пара, ускорили производство. Добыча, транспортировка, производство, упаковка и отгрузка вскоре дали работу нескольким десяткам человек.
Лоран Семин принимает эстафету в 1848 году и продолжает развитие предприятия до самой своей смерти в 1887 году. Тем временем Мозель стал немецким, но жизнь и производство гипса в Абон-куре продолжаются. Тридцатилетний сын Лорана Гюстав заменяет отца во главе предприятия. Строительство железной дороги Тьенвиль-Бу-онвиль в 1880 году модернизировало гипсовое месторождение в Омбур-Бюданж. Металлурги-ческое объединение построило там современное конкурирующее предприятие. Вскоре предприятие Semin установило контроль над этим конкурентом с целью создания Общества Гипсовых заводов Лотарингии. Гюстав Семин для обеспечения предприятию будущего хочет объединить производство и распоряжаться крупным гипсовым месторождением. Он выбирает новое место для производства в Кеданже из-за расположенного там вокзала, который создает благоприятные условия для отгрузки и снабжения. Сообщение с новым карьером в Ве-крене, находящимся в 5 км, обеспечит небольшая линия железной дороги, «Кукушка», которая прекратит свое существование в 1960 году. Завод в Кеданже открылся в 1902 году. Он будет производить гипс в течение 80 лет и обеспечит работой до 200 человек.
После ухода из жизни Гюстава Семин в 1911 году ему на смену приходят сыновья Шарль, 29 лет и Камий, 27 лет. Предприятие – крепкое. В 1913 году Кеданж производит 56 000 тонн гипса в год, то есть 75% от общего объема производства Гипсовых заводов Лотарингии.
В 1914 году разразилась война, и Камий отправился служить в немецкую армию Силезии, оставив управление на одного Шарля. В 1918 году Версальский договор передает Мозель и Эльзас Франции. Камий Семин снова занимает место рядом с Шарлем. Послевоенное восстановление увеличивает портфель заказов, и в 1921 году в Абонкуре появляется новый современный завод. Крупное месторождение Абонкура обеспечивает запасы на сорок лет. Благоприятный период продлится с 1918 до 1931 года с единственным преимуществом производства, но в ущерб технологическому развитию.
Наступил экономический кризис. Шарль Семин внезапно умер в 1938 году. Его сын Камий приложит все усилия для сохранения рабочих мест и поиск нового месторождения качественного гипса. К сожалению, плоды его стараний пожнут немецкие оккупанты.
В 1940 году население эвакуируется на юг при трагических обстоятельствах. Камий Семин, руководитель предприятия и мэр Абонкура, остается в Абонкуре. Пост мэра обеспечивает ему защиту от немецких оккупантов.
Немецкий конкурент Кнауф предлагает выкупить предприятие Semin. Получив от Камий отказ, Альфонс Кнауф угрожает высылкой. 11 ноября 1940 года нежелательные владельцы и бесполезные для гитлеровского режима пенсионеры были высланы, в их число вошла и семья Семин. Опасаясь депортации в Германию, изгнанники из Абонкура в целости и сохранности добираются до провинции Лимузен. Оккупанты наложили секвестр на все имущество семьи Семин.
Валери и Камий Семин, их дети Моник, Луи и Пьер, а также Мари, дочь Моник, недавно вышедшей замуж за военного, проживут четыре года в изгнании в Лимузене. В своей книге (1) Луи Семин восхищается человеческими качествами бедняков, которые приняли их и помогали, в то время, как состоятельные местные жители сохраняли дистанцию. Он пишет: «Совместная жизнь с эти михрабрыми людьми из Лимузена заставила нас задуматься над нашим буржуазным прошлым…» Лондонское радио поддерживает надежду и дарит смысл жизни изгнанникам. Немецкая армия захватывает свободную зону, появляются новые опасности – Вспомогательная полиция и СТО. Луи и Пьер Семин вступают в ряды движения Сопротивления оккупантам, в самый активный отряд. Лимузен и его 20 000 участников движения Сопротивления стали главной тревогой Виши и немецкой армии.
В начале 1945 года семья Семин постепенно возвращается в Лотарингию. Они находят свой дом в плачевном состоянии, а завод в Кеданже также пострадал и разграблен. Вокзал Кеданжа подвергся бомбардировке. Бывшие работники добровольно вызываются вместе с Луи Семин вернуть к жизни Гипсовые заводы Лотарингии. Будущий владелец, Луи, сам разгружает тонны мешков с гипсом по 50 килограммов, и благодаря этому сохранит большое уважение к тяжелому труду своих рабочих. Камий Семин возвращается в Абонкур. Много перенесший за четыре года изгнания, он передает эстафетную палочку своим сыновьям, продолжая оказывать им очень активную поддержку. Одна за другой следуют свадьбы: Луи, затем Пьера и второй брак Моник. У Луи и его супруги Сюзанн будет шестеро детей, младший из которых, Филипп, руководит предприятием в настоящее время. Послевоенное восстановление создает высокий спрос на штукатурку. Два брата разделяют обязанности, одновременно подготавливая себя к занятию предпринимательством. Заводы необходимо модернизировать, но возмещение ущерба, причиненного войной, запаздывает. Крупное производство истощает карьеры, эксплуатация которых становится все менее и менее рентабельной. Наступил переломный момент в деятельности Гипсовых заводов Semin.
Для того, чтобы остаться конкурентоспособным, семейному предприятию малого и среднего бизнеса приходится постоянно инвестировать. Это ставит его в невыгодное положение. В 60-х годах продажа карьеров банковской группе и освоение новых сфер деятельности в области сборных строительных элементов сделали Гипсовые заводы Semin номером 1 на французском рынке гипсовой плитки. Ноу-хау Semin заинтересовались крупные объединения, среди которых Ламберт, которое выкупило Гипсовые заводы Лотарингии с обязательством оставить Луи Семин во главе предприятия на три года. У семьи осталось только Компания по производству шпатлевок, которую возглавил Пьер Семин.
Луи покидает объединение Ламберт и присоединяется к Пьеру в структуре, которая станет АО Semin. Рынок отделки зданий развивается в направлении химии и полимеров. Производятся многочисленные клеящие вещества. Остается проблема реализации.
В 1980 году Филипп Семин, 22-хлетний выпускник торгового вуза, принимает управление предприятием. В то время Общество по производству шпатлевок насчитывало дюжину работников. Оно распространяло свою продукцию только на востоке Франции. Филипп СЕМИН и его школьный товарищ проехали всю Францию с несколькими мешками шпатлевок с целью постепенного создания собственной клиентской сети.
Абонкурский карьер – место, где все началось.
Участок Semin в Кеданже в начале 2000-х годов.
1 – Луи Семин, лотарингская семья, издательство Жерар Клопп, 2008 г.
В 1985 году, когда в АО Semin появился Жан-Марк Ирцман, главный инженер, предприятие насчитывало 16 человек, задействованных в производстве. Главный упор был сделан на научные исследования и развитие, контроль качества. Расширение ассортимента направлено в сторону продукции, имеющей более высокую добавленную стоимость, такой, как подготовительные и полировочные шпатлевки. Спустя пять лет АО Semin расширяется до экспорта. Гипс плохо переносит путешествия, а перевозки стоят дорого: предприятию приходится приближаться к своим клиентам. В 1998 году был построен второй завод в Эспира де л'Агли, в Восточных Пиренеях, для обслуживания Южной Европы. Место было выбрано в связи со значительными залежами известкового шпата (размельченного мрамора), который, в сочетании с гипсом, входит в состав более 50 шпатлевок. В 2008 году был открыт третий завод в Амбленвиле, в Париж-ском регионе, рядом с поставщиками гипса.
В 2012 году Филипп СЕМИН, чтобы дополнить свою оферту, принимает решение построить завод Металлических Профилей для гипсокартона. В том же году, в Германии, Semin выкупает своего поставщика смотровых люков, который становится «RUG Semin» и включает завод в Чехии. Среди более
4 000 клиентов – Лерой-Мерлен, Бри-кодепо, Касторама, Пуэн П, Бигмат, Жедима, Ту-Фер, 4 Мюр, Сент Маклу и другие… Следуя за своим главным клиентом, Лерой-Мерлен, Филипп СЕМИН решает создать завод в России. Завод работает уже несколько месяцев и Лерой-Мерлен предполагает достичь в России такого же объема торгового оборота, как во Франции 2 года назад. Делокализация производства отсутствует, вся продукция продается в стране изготовления.
В настоящее время штат АО Semin насчитывает более 300 человек во всех странах, из них 250 – во Франции. За тридцать лет, с 1980 по 2010 год общие годовые продажи выросли с 3 600 тонн во Франции до 168 000 тонн в 40 странах. Каталог включает около пятидесяти товаров. Успехом предприятие обязано высокому качеству продукции и уровню обслуживания, которые характеризуют компанию Semin.
Колыбель семьи Semin находится в Абонкуре. В 1838 году Жан-Луи Семин, учитель, открывает гипсовое производство. Первый гипсовый завод был построен в Абонкуре в 1848 году. Гипс, добываемый поблизости, обжигали в печах, затем измельчали вручную. Жернова, работающие по началу с помощью лошадей, впоследствии – пара, ускорили производство. Добыча, транспортировка, производство, упаковка и отгрузка вскоре дали работу нескольким десяткам человек.
Лоран Семин принимает эстафету в 1848 году и продолжает развитие предприятия до самой своей смерти в 1887 году. Тем временем Мозель стал немецким, но жизнь и производство гипса в Абон-куре продолжаются. Тридцатилетний сын Лорана Гюстав заменяет отца во главе предприятия. Строительство железной дороги Тьенвиль-Бу-онвиль в 1880 году модернизировало гипсовое месторождение в Омбур-Бюданж. Металлурги-ческое объединение построило там современное конкурирующее предприятие. Вскоре предприятие Semin установило контроль над этим конкурентом с целью создания Общества Гипсовых заводов Лотарингии. Гюстав Семин для обеспечения предприятию будущего хочет объединить производство и распоряжаться крупным гипсовым месторождением. Он выбирает новое место для производства в Кеданже из-за расположенного там вокзала, который создает благоприятные условия для отгрузки и снабжения. Сообщение с новым карьером в Ве-крене, находящимся в 5 км, обеспечит небольшая линия железной дороги, «Кукушка», которая прекратит свое существование в 1960 году. Завод в Кеданже открылся в 1902 году. Он будет производить гипс в течение 80 лет и обеспечит работой до 200 человек.
После ухода из жизни Гюстава Семин в 1911 году ему на смену приходят сыновья Шарль, 29 лет и Камий, 27 лет. Предприятие – крепкое. В 1913 году Кеданж производит 56 000 тонн гипса в год, то есть 75% от общего объема производства Гипсовых заводов Лотарингии.
В 1914 году разразилась война, и Камий отправился служить в немецкую армию Силезии, оставив управление на одного Шарля. В 1918 году Версальский договор передает Мозель и Эльзас Франции. Камий Семин снова занимает место рядом с Шарлем. Послевоенное восстановление увеличивает портфель заказов, и в 1921 году в Абонкуре появляется новый современный завод. Крупное месторождение Абонкура обеспечивает запасы на сорок лет. Благоприятный период продлится с 1918 до 1931 года с единственным преимуществом производства, но в ущерб технологическому развитию.
Наступил экономический кризис. Шарль Семин внезапно умер в 1938 году. Его сын Камий приложит все усилия для сохранения рабочих мест и поиск нового месторождения качественного гипса. К сожалению, плоды его стараний пожнут немецкие оккупанты.
В 1940 году население эвакуируется на юг при трагических обстоятельствах. Камий Семин, руководитель предприятия и мэр Абонкура, остается в Абонкуре. Пост мэра обеспечивает ему защиту от немецких оккупантов.
Немецкий конкурент Кнауф предлагает выкупить предприятие Semin. Получив от Камий отказ, Альфонс Кнауф угрожает высылкой. 11 ноября 1940 года нежелательные владельцы и бесполезные для гитлеровского режима пенсионеры были высланы, в их число вошла и семья Семин. Опасаясь депортации в Германию, изгнанники из Абонкура в целости и сохранности добираются до провинции Лимузен. Оккупанты наложили секвестр на все имущество семьи Семин.
Валери и Камий Семин, их дети Моник, Луи и Пьер, а также Мари, дочь Моник, недавно вышедшей замуж за военного, проживут четыре года в изгнании в Лимузене. В своей книге (1) Луи Семин восхищается человеческими качествами бедняков, которые приняли их и помогали, в то время, как состоятельные местные жители сохраняли дистанцию. Он пишет: «Совместная жизнь с эти михрабрыми людьми из Лимузена заставила нас задуматься над нашим буржуазным прошлым…» Лондонское радио поддерживает надежду и дарит смысл жизни изгнанникам. Немецкая армия захватывает свободную зону, появляются новые опасности – Вспомогательная полиция и СТО. Луи и Пьер Семин вступают в ряды движения Сопротивления оккупантам, в самый активный отряд. Лимузен и его 20 000 участников движения Сопротивления стали главной тревогой Виши и немецкой армии.
В начале 1945 года семья Семин постепенно возвращается в Лотарингию. Они находят свой дом в плачевном состоянии, а завод в Кеданже также пострадал и разграблен. Вокзал Кеданжа подвергся бомбардировке. Бывшие работники добровольно вызываются вместе с Луи Семин вернуть к жизни Гипсовые заводы Лотарингии. Будущий владелец, Луи, сам разгружает тонны мешков с гипсом по 50 килограммов, и благодаря этому сохранит большое уважение к тяжелому труду своих рабочих. Камий Семин возвращается в Абонкур. Много перенесший за четыре года изгнания, он передает эстафетную палочку своим сыновьям, продолжая оказывать им очень активную поддержку. Одна за другой следуют свадьбы: Луи, затем Пьера и второй брак Моник. У Луи и его супруги Сюзанн будет шестеро детей, младший из которых, Филипп, руководит предприятием в настоящее время. Послевоенное восстановление создает высокий спрос на штукатурку. Два брата разделяют обязанности, одновременно подготавливая себя к занятию предпринимательством. Заводы необходимо модернизировать, но возмещение ущерба, причиненного войной, запаздывает. Крупное производство истощает карьеры, эксплуатация которых становится все менее и менее рентабельной. Наступил переломный момент в деятельности Гипсовых заводов Semin.
Для того, чтобы остаться конкурентоспособным, семейному предприятию малого и среднего бизнеса приходится постоянно инвестировать. Это ставит его в невыгодное положение. В 60-х годах продажа карьеров банковской группе и освоение новых сфер деятельности в области сборных строительных элементов сделали Гипсовые заводы Semin номером 1 на французском рынке гипсовой плитки. Ноу-хау Semin заинтересовались крупные объединения, среди которых Ламберт, которое выкупило Гипсовые заводы Лотарингии с обязательством оставить Луи Семин во главе предприятия на три года. У семьи осталось только Компания по производству шпатлевок, которую возглавил Пьер Семин.
Луи покидает объединение Ламберт и присоединяется к Пьеру в структуре, которая станет АО Semin. Рынок отделки зданий развивается в направлении химии и полимеров. Производятся многочисленные клеящие вещества. Остается проблема реализации.
В 1980 году Филипп Семин, 22-хлетний выпускник торгового вуза, принимает управление предприятием. В то время Общество по производству шпатлевок насчитывало дюжину работников. Оно распространяло свою продукцию только на востоке Франции. Филипп СЕМИН и его школьный товарищ проехали всю Францию с несколькими мешками шпатлевок с целью постепенного создания собственной клиентской сети.
Они принимают на работу торговцев для того, чтобы удержать и расширить круг своих покупателей.
В 1985 году, когда в АО Semin появился Жан-Марк Ирцман, главный инженер, предприятие насчитывало 16 человек, задействованных в производстве. Главный упор был сделан на научные исследования и развитие, контроль качества. Расширение ассортимента направлено в сторону продукции, имеющей более высокую добавленную стоимость, такой, как подготовительные и полировочные шпатлевки. Они принимают на работу торговцев для того, чтобы удержать и расширить круг своих покупателей.
В 1985 году, когда в АО Semin появился Жан-Марк Ирцман, главный инженер, предприятие насчитывало 16 человек, задействованных в производстве. Главный упор был сделан на научные исследования и развитие, контроль качества. Расширение ассортимента направлено в сторону продукции, имеющей более высокую добавленную стоимость, такой, как подготовительные и полировочные шпатлевки. Спустя пять лет АО Semin расширяется до экспорта. Гипс плохо переносит путешествия, а перевозки стоят дорого: предприятию приходится приближаться к своим клиентам. В 1998 году был построен второй завод в Эспира де л'Агли, в Восточных Пиренеях, для обслуживания Южной Европы. Место было выбрано в связи со значительными залежами известкового шпата (размельченного мрамора), который, в сочетании с гипсом, входит в состав более 50 шпатлевок. В 2008 году был открыт третий завод в Амбленвиле, в Париж-ском регионе, рядом с поставщиками гипса.
В 2012 году Филипп СЕМИН, чтобы дополнить свою оферту, принимает решение построить завод Металлических Профилей для гипсокартона. В том же году, в Германии, Semin выкупает своего поставщика смотровых люков, который становится «RUG Semin» и включает завод в Чехии. Среди более
4 000 клиентов – Лерой-Мерлен, Бри-кодепо, Касторама, Пуэн П, Бигмат, Жедима, Ту-Фер, 4 Мюр, Сент Маклу и другие… Следуя за своим главным клиентом, Лерой-Мерлен, Филипп СЕМИН решает создать завод в России. Завод работает уже несколько месяцев и Лерой-Мерлен предполагает достичь в России такого же объема торгового оборота, как во Франции 2 года назад. Делокализация производства отсутствует, вся продукция продается в стране изготовления.
В настоящее время штат АО Semin насчитывает более 300 человек во всех странах, из них 250 – во Франции. За тридцать лет, с 1980 по 2010 год общие годовые продажи выросли с 3 600 тонн во Франции до 168 000 тонн в 40 странах. Каталог включает около пятидесяти товаров. Успехом предприятие обязано высокому качеству продукции и уровню обслуживания, которые характеризуют компанию Semin.

Amanda Plummer
Actress
Лотарингская семья и ее предприятие прошли через два столетия и три войны
SEMIN
Наш регион, ставший французским с середины
XVII века, вместе с Эльзасом наиболее пострадал
от последствий конфликтов между Францией и
Германией. В 1871 году Мозель стал немецким, в
1918 году он вернулся к Франции, затем, в 1940
году снова стал частью Германии, а в 1945 году
– Франции. Эти конфликты вызвали очень зна-
чительные перемещения населения: сотни тысяч
жителей Лотарингии убежали из Мозеля, из них
половина – безвозвратно, значительная часть на-
селения немецкого происхождения обосновалась
там во время последующих оккупаций, а часть
осталась навсегда. Наконец, при каждом возвра-
щении к Франции жители других французских ре-
гионов прибывали в Мозель на постоянное место
жительства.
Вследствие всех этих событий мозельские пред-
приятия пережили череду конфискаций и расхи-
щений производственных активов и имущества,
массовые увольнения работников, после которых
они каждый раз поднимались с неизменным му-
жеством.
Колыбель семьи Semin находится в Абонкуре.
В 1838 году Жан-Луи Семин, учитель, открывает
гипсовое производство. Первый гипсовый завод
был построен в Абонкуре в 1848 году. Гипс, до-
бываемый поблизости, обжигали в печах, затем
измельчали вручную. Жернова, работающие по-
началу с помощью лошадей, впоследствии – пара,
ускорили производство. Добыча, транспортиров-
ка, производство, упаковка и отгрузка вскоре дали
работу нескольким десяткам человек.
Лоран Семин принимает эстафету в 1848 году и
продолжает развитие предприятия до самой сво-
ей смерти в 1887 году. Тем временем Мозель стал
немецким, но жизнь и производство гипса в Абон-
куре продолжаются. Тридцатилетний сын Лорана
Гюстав заменяет отца во главе предприятия.
Строительство железной дороги Тьенвиль-Бу-
онвиль в 1880 году модернизировало гипсовое
месторождение в Омбур-Бюданж. Металлурги-
ческое объединение построило там современное
конкурирующее предприятие. Вскоре предприя-
тие Semin установило контроль над этим конку-
рентом с целью создания Общества Гипсовых за-
SEMIN, лотарингская семья и ее предприятие
прошли через два столетия и три войны
Абонкурский карьер
– место, где все
началось
12
мешками шпатлевок с целью постепенного созда-
ния собственной клиентской сети. Они принима-
ют на работу торговцев для того, чтобы удержать
и расширить круг своих покупателей.
В 1985 году, когда в АО Semin появился Жан-
Марк Ирцман, главный инженер, предприятие
насчитывало 16 человек, задействованных в про-
изводстве. Главный упор был сделан на научные
исследования и развитие, контроль качества. Рас-
ширение ассортимента направлено в сторону про-
дукции, имеющей более высокую добавленную
стоимость, такой, как подготовительные и поли-
ровочные шпатлевки.
Спустя пять лет АО Semin расширяется до
экспорта. Гипс плохо переносит путешествия, а
перевозки стоят дорого: предприятию приходит-
ся приближаться к своим клиентам. В 1998 году
был построен второй завод в Эспира де л'Агли, в
Восточных Пиренеях, для обслуживания Южной
Европы. Место было выбрано в связи со значи-
тельными залежами известкового шпата (размель-
ченного мрамора), который, в сочетании с гипсом,
входит в состав более 50 шпатлевок. В 2008 году
был открыт третий завод в Амбленвиле, в Париж-
ском регионе, рядом с поставщиками гипса.
В 2012 году Филипп СЕМИН, чтобы дополнить
свою оферту, принимает решение построить за-
вод Металлических Профилей для гипсокартона.
В том же году, в Германии, Semin выкупает своего
поставщика смотровых люков, который становит-
ся «RUG Semin» и включает завод в Чехии.
Среди более 4 000 клиентов – Лерой-Мерлен, Бри-
кодепо, Касторама, Пуэн П, Бигмат, Жедима, Ту-
Фер, 4 Мюр, Сент Маклу и другие… Следуя за
своим главным клиентом, Лерой-Мерлен, Филипп
СЕМИН решает создать завод в России. Завод ра-
ботает уже несколько месяцев и Лерой-Мерлен
предполагает достичь в России такого же объема
торгового оборота, как во Франции 2 года назад.
Делокализация производства отсутствует, вся
продукция продается в стране изготовления.
В настоящее время штат АО Semin насчитыва-
ет более 300 человек во всех странах, из них 250
– во Франции. За тридцать лет, с 1980 по 2010 год
общие годовые продажи выросли с 3 600 тонн
во Франции до 168 000 тонн в 40 странах. Ката-
лог включает около пятидесяти товаров. Успехом
предприятие обязано высокому качеству продук-
ции и уровню обслуживания, которые характери-
зуют компанию Semin.
храбрыми людьми из Лимузена заставила нас за-
думаться над нашим буржуазным прошлым…»
Лондонское радио поддерживает надежду и да-
рит смысл жизни изгнанникам. Немецкая армия
захватывает свободную зону, появляются новые
опасности – Вспомогательная полиция и СТО.
Луи и Пьер Семин вступают в ряды движения
Сопротивления оккупантам, в самый активный
отряд. Лимузен и его 20 000 участников движения
Сопротивления стали главной тревогой Виши и
немецкой армии.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website